Water Clan
Клан Воды
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Water Clan > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 18 декабря 2018 г.
Шишки и иголки новогодней елки фэн шуй 12:37:27
 ­­

Наряжая новогоднюю ель, мы редко задумываемся о других ее ипостасях, для нас она символ праздника. Даже хвойный аромат с детства ассоциируется с подарками, каникулами и весельем. Но это лишь десятая часть всех ее достоинств.

В европейских странах ель считалась символом вечной жизни и неувядающей молодости. У древних германцев существовал обычай задабривать лесной дух, живущий в ели. В конце декабря каждого года, они увешивали еловые ветви различными украшениями и дарами для лесного духа. Отсюда и пошел обычай наряжать елку на Рождество и Новый Год. С древних времен это дерево используют как источник смолы и древесины для строительства. Ель исключительный материал для музыкальных инструментов, поскольку она обладает уникальным резонансным свойством. Старинные русские гусли выдалбливались из еловой колоды. А верхние деки знаменитых скрипок Амати и Страдивари изготавливались из древних елей, выросших в определенных условиях.

Многообразное применение ель нашла и в народной медицине. Для целебных целей собирают молодые верхушки веточек, зеленые шишки и смолу. Используют как обезболивающее, противовоспалительн­ое, противомикробное, потогонное, желчегонное, мочегонное средство. В еловой хвое содержится множество аминокислот, соли кобальта, марганца, железа, меди, хрома. Помимо этого в ней находится большое количество витамина С, каротин и витамин Е. Эфирное масло ели помогает при катарах верхних дыхательных путей, хронических бронхитах, насморке, очищает слизистую носоглотки. Укрепляет иммунитет, помогает организму восстановиться после тяжелых травм и операций. Это хорошее средство для быстрого заживления ран, ссадин, гематом, ушибов. А несколько капель елового масла в аромалампе помогут снять нервное напряжение. Применяют ель и в традиционной медицине. Точнее не саму ель, а получаемые из нее скипидар и камфору. Скипидар (масло терпентиновое или терпентин), входит в состав различных мазей от ревматизма, ушибов и растяжений. Из скипидара добывают камфору. Камфора положительно влияет на дыхательную систему, стимулирует кровообращение, ускоряет обмен веществ в сердечной мышце. Используют ее и как успокоительное, при неврастении, неврозах сердца.

А если не мудрствовать с народными рецептами и медицинскими препаратами, то достаточно в преддверии новогодних праздников поставить ель в доме. Ее аромат успокаивает и дарит легкое положительное настроение. А фитонциды, которые она выделяет в воздух, уничтожают микроорганизмы. Ель очищает наше пространство и готовит его к встрече грядущего года.

Пусть воздух в наших домах будет чистым, а мечты светлыми и солнечными, как капли еловой смолы! © Сергей Гиль фэн-шуй.in.ua http://www.xn----rt­bkzc0a6a.in.ua/cgi-b­in/main.cgi?esse=53

Категории: Ель символизирует, Елку применять лечение, Ёлка исцеляет организм, Елочка, Шишки как использовать, С
Вчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
— 182 — Olivia Nell 22:01:30

незабудк­и плачут в темноте



«Скажи мне, что для тебя — дом»


­­


Сколько людей, столько и мнений. Сколько людей, столько и точек зрения на те или иные понятие и ответы. Все мы опираемся в первую очередь на опыт прожитых лет и на внутренние ощущения, а уже после — на то, что думают другие. Спонтанный расспрос, заданный вскользь вопрос, небольшое обсуждения; я смотрю на людей, что сидят рядом со мной, вслушиваюсь в отзвуки их голоса и мотивы их слов.
Так непривычно слышать в их речах повторение одного и того же слова — «родители.» Дом там, где родители. Там, где тебя любят и ждут. Мне хотелось — на милионную долю мгновения — возразить, напомнить, что люди бывают разными, а родители — тоже люди. Но я лишь кивала едва заметно и улыбалась уголком губ.

Наверное, это хорошо — знать, где твой дом. Уметь дать точное определение, с лёгкой задумчивостью поднимая глаза к потолку или накручивая светлую прядь на палец; легко улыбаясь, опираясь руками о стол, взмахивая широко руками и бурно реагируя.
Наверное, это прекрасно — иметь дом. Место, где тебя всегда ждут, всегда примут и обязательно — любят. Поэтому-то, возможно, мне так нравится, когда другие рассказывают о своём доме, о своих близких, с которыми встречались на выходных. Мне отрадно видеть их улыбки на фотографиях, ловить счастливые мгновения, которые они проживают.
Мне правда хочется отвечать тем же, смотря в их глаза.

Но, раз за разом, я понимаю, что кто-то давным-давно переключил меня, щёлкнув механизмом. Намеренно запретил чувствовать тепло в своих стенах, любовь близких и ответную — к ним. Это странно слышать, но я пуста. Я могу говорить сотни слов о любви тем, кто не является близкими мне по крови, но этого нет по отношению к родственникам.
Я не знаю, что значит тепло в груди. Не знаю, что значит любовь к собственным родителям. Я знаю лишь переживания. Тянущую тоску по родной комнате, в которой провела многие годы. Слышу отзвуки домашних звуков, вслушиваюсь в голос мамы по ту сторону трубки и пожимаю плечами — мол, да, я скучаю, скоро приеду. Но на самом деле едва ли кто-то, кроме моего сердца, знает, насколько же порой лицемерна эта фраза.

Есть замечательная фраза: дом там, где твоё сердце.
Проблема лишь в том, что я не знаю, где оно. К чему оно лежит. Порой создаётся ощущение, что сердце моё по миру развеяно, а не в конкретном месте, не в руках конкретных людей. Но иногда же — словно вся душа вложена во что-то одно. Я улыбаюсь на вопросы и умело скрываю ответы, потому что их нет.
Я отчаянно хочу быть в своём доме, хотя бы иметь его.
Но пока — видимо — не время. Возможно — и не место.

­­


Категории: Бархат лепестков стойкий, Вьюнок лёгкий, Калейдоскопы цветочный
22:44:51 Lilith Sheri
Всё приходит. Всё придёт и ты знаешь это лучше, чем кто-либо другой.
22:51:59 Lilith Sheri
Всё приходит. Всё придёт и ты знаешь это лучше, чем кто-либо другой.
всё пройдет! лешuй 21:22:43

v o n

­­­­
я сейчас ощущаю, что моя жизнь происходит! прямо здесь и прямо сейчас происходит! проносится с невероятной скоростью, наполненная смехом и любовью, болезненными падениями и невероятными взлетами. я могу отправиться в любую страну, в какую пожелаю. я имею возможность общаться с интересными и умными людьми, я имею возможность развиваться и заниматься тем, что мне близко, тем, что мне нравится, тем, что у меня получается. я даже могу завтра выйти замуж, понимаете!! мне было так горестно, что я готова была отказаться от самого прекрасного, что мне было дано, - от своей жизни. а теперь я смотрю на мир, и у меня сердце разрывается от того, какой он красивый. надо было пережить, перетерпеть несколько мрачных лет, чтобы сейчас курить в своей комнате абсолютно счастливой. я просыпаюсь и жадно хватаюсь за новый день, проживаю его так, как будто больше не проснусь. я отказываюсь от своих прошлых страхов и делаю то, чего раньше боялась так сильно. спасибо всем людям, которые были и продолжают быть рядом со мной. спасибо людям, которые подарили мне бесценный опыт и с которыми наши дороги разошлись. спасибо людям, которые у меня появились. спасибо тем, с кем встреча ещё предстоит.

прямо здесь и сейчас происходит моя история, не без помарок и грубых ошибок, но я стараюсь изо всех сил. а во мне ведь так много сил!
я раскрою сердце - и на взлёт!

21:33:51 лешuй
вся моя жизнь началась восьмого августа две тысячи восемнадцатого года со слов мамы "ты поступила"
Символы фэн-шуй и гороскоп 2019 для Рыб фэн шуй 19:37:51
 ­­

Важный год в карьере! Вероятны обманы, сплетни и серьезные ошибки. Но страшнее всего – самообман. Тот, кто держится за свое место, забыв о самоуважении, будет наказан судьбой. Направьте внимание на то, как стать лучшим человеком, специалистом. Стройте себя! Только так вы сможете сохранить баланс и гармонию в карьере и личной жизни. Изображение рыб в морских глубинах или аквариум в северном секторе поможет с карьерным ростом и напомнит, что чувствовать себя вы должны как рыба в воде, а не изменять своим принципам и взглядам на жизнь. Общая фотография с партнером в юго-восточном секторе поможет развитию отношений, а если у вас уже семья поставьте фото в юго-западный сектор.

Начало процесса профессиональной трансформации было запущено в 2018 году. Теперь же нужно его поддерживать интересом к новому делу и постановкой новых, более смелых целей. Если вам кажется, что в прошлом году сделали неверный выбор, лучше отвлекитесь и возьмите тайм-аут. Сейчас вы на очередной ступеньке, а куда приведет лестница вашей судьбы никто не знает. Яркая звезда в небе, дорога с горой, городом или другим объектом на горизонте в центральном секторе помогут отвлечься от текущих дел, помечтать и увидеть новую цель. © фэн-шуй.in.ua http://www.xn----rt­bkzc0a6a.in.ua/cgi-b­in/main.cgi?esse=127­3

Категории: Фен-шуй Рыб Земляной Свиньи, Символ фэншуй Рыбам, Феншуй Желтой Свиньи, Удача Рыба, Земляного Кабана
Первые успехи, типо занять второе... Jane Toxic 19:17:02
Первые успехи, типо занять второе место по ледолазанию у нас в городе, поборовшись довольно-таки с сильными девченками, которые больше меня занимаются... Или как сказал Дима, прошла квалификацию на поездку с ними в горы и якобы доказала, что смогу. :D­ Забавно. Или чисто случайное совпадение, ведь я не так и далеко пролезла, а сорвалась лишь от того, что руки замерзли и после срыва подтянувшись, я окончательно добила их. Руки сдохли быстрее меня :D­ А вообще, ну круто что, посмотрим, что будет на областных уже соревах, а не городских.
Пришла сегодня на скалодром и впервые Андрей хоть что-то сказал доброе, хотя перед этим все время стебал мои бицепсы, трицепсы и пытался причинить боль, а вообще я не понимаю, почему он до меня докопался, давая свои офигенные задания и смеясь, как я в раскорячку пыталась неудобные стартовые положения принять для лазания и типо что так быстро устаю. :-?­ Ну он как обычно, лол, а то что после работы я сразу сорвалась на тренировку, закидывая в себя еду по пути, то ничо. Зато, я оказывается, сильнее Юры, вот это я неожидала услышать от него. Обычно он очень скуп на какое-то доброе слово и любит меня пинать и стебать, это порой сбивает с толку. Аж не ожидала ТАКОГО от него.
Тем временем подкрадывается новый год, но как такого новогоднего настроения и нету, ну как-то это слишком далеко от меня, зато пришел подарок для Жени и я надеюсь он очень его заценит, ибо я голову долго ломала, что ему подарить, пока он меня начал задаривать подарками пред новым годом и самый основной таит конкретно на праздник. И мне не хочется на этот раз оставлять его без подарка. :)­ Осталось придумать, что ему подарить на день рождения, но с этим уже будет, наверное, чуть проще. Я дико соскучилась по своим друзьям. Я вообще будто б выбилась из реальности, график дикий, дни летят незаметно для меня. Я меняюсь, окружающие это больше меня замечают и думают, что со мной что-то не то и я типо слишком замученная и грустная и пытаются накормить сладким, а это все лежит у меня в ящике и пылиться. : D
Еще странные стали предложения от друзей со скалодрома поступать, типо отправиться на Алтай или Эльбрус, раннее особо такого не поступало, кроме как сгонять в Хибины и вообще недавно я сгоняла на вечер Альпинистов и было действительно здорово смотреть видео презентации людей, который покорили за этот год множества вершин и при этом не останавливаются на достигнутом, хотя, опасно так рисковать своей жизнью, но эти ребята умеют вовремя остановиться и не будут лезть напролом к вершине в плохую погоду, в том числе действительно круто, что у нас в области есть сильные альпинисты, у которых большой опыт за плечами и именно такие люди предлагают отправиться с ними куда, вот в безопасности тут я точно уверена, хотя доля риска есть, но мне интересно ставить себе цели, которые кажутся невыполнимыми... А вообще на этот вечере очень много людей незнакомых смотрели на меня, ну я думаю всех просто забавляют мои волосы, к которым я за 3 года очень привыкла и для меня новый цвет уже вошел в привычку. Далее после вечера мы пошли всей тусой сидеть в какой-то кабак, но даже в этом гнилом месте было довольно-таки неплохо, когда рядом классные люди. Заказывать я ничего не стала, ибо люди в этом заведение не ожидали такую кучу народа и готовили все очень долго, так что я сидела на стульчике, пила кофеек и слушала истории пьяного Димы, который пытался меня напоить, лол, но у него это как обычно не вышло. Вообще он когда напьется, то таким сентиментальным становится и начинает липнуть или лапать, что такое себе, но его поступок я не забуду, как он защитил меня от АНдрея, который пытался разрисовать меня и разрисовал его, а я потом его отмывала, ну раз решил страдать за меня. :D­ Забавные ребята меня окружают. Одни пытаются накормить, другие напоить и разрисовать и многое другое. : ) Но я прям чувствую на сколько я стала счастливее что ли. И это главное. :)­


Подробнее…

­­
Символы фэн-шуй и гороскоп 2019 для Водолеев фэн шуй 19:15:42
 ­­

На фоне звездного 2018 года, год Земляного (Желтого) Кабана покажется годом испытаний. И преодолеть их смогут скромные Водолеи, которые делают свое дело, не влезают в чужое и умеют эффективно работать в команде. Всезнающие сплетники не только потеряют социальные позиции, но и расплатятся деньгами за свою самонадеянность. Вы всегда ученик, даже если для кого-то учитель! Венок, хоровод, пчелиный улей в юго-западном секторе напомнят о том, что многие вещи в этой жизни делаются только сообща, а поддержка и одобрение/критика коллектива лучше, чем ошибочное самолюбование.

Здоровье в 2019 году потребует немало ваших сил и внимания. Не все болезни можно предотвратить, но кое-что можно предупредить. Это подходящее время для диагностики и консультации психолога. Полезны умеренные физические нагрузки и занятия в театральной студии. Хотите победить старого противника – научитесь новым приемам! Изображение кедра, сосны, можжевельника или их веточки, шишки в западном секторе помогут справиться с недугами. Оздоровительный эффект от упражнений в этом же секторе будет гораздо сильнее, а медитации помогут открыться. © фэн-шуй.in.ua http://www.xn----rt­bkzc0a6a.in.ua/cgi-b­in/main.cgi?esse=127­2

Категории: Фен-шуй Водолея Желтой Свиньи, Символ фэншуй Водолеев, Желтого Кабана Водолеям, Талисман феншуй Весам
Символы фэн-шуй и гороскоп 2019 для Козерогов фэн шуй 18:48:22
 ­­

Непростой год будет у Козерогов: вероятны аварии и травмы, проблемы со здоровьем и властями. Но больше всего нервов вы потратите на своих близких. Как только возникнет желание отчитать кого-то или наоборот, оправдаться и перекинуть ответственность, знайте – вы проигрываете. И винить в этом можно только собственное упрямство и нежелание признавать свои ошибки. Фигурка слона в северо-восточном секторе поможет получить поддержку извне в сложных ситуациях. Весы в северо-западном секторе помогут правильно оценивать ситуацию и принимать соответствующие меры, особенно если виноваты сами.

Тем Козерогом, которые в прошлом году смогли себя изменить будет намного легче. Это начало нового витка в личной жизни и деловых отношениях, социальном статусе и имидже. В вашей жизни появятся новые люди и предложения совершенно другого уровня. Насколько вы готовы меняться, настолько они задержаться в вашей жизни. И помните – перемены не требуют разрушения старого! Изображение звездного неба, бескрайнего луга в западном секторе привлечет в ваше окружение новых людей и поможет вам шагнуть к ним на встречу. Фонтан или водопад в восточном секторе наполнят его энергией воды, которая необходима для перемен. © фэн-шуй.in.ua http://www.xn----rt­bkzc0a6a.in.ua/cgi-b­in/main.cgi?esse=127­1

Категории: Фен-шуй Козерога Желтого Кабана, Символ фэншуй Козерогу, Земляной Свинье Козерог, Желтую Свинью
Бунин. Кавказ чигур в сообществе Moramo 04:58:11

Homo Agens


Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником — от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно со словами:
— Я только на одну минуту...
Она была бледна прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясало меня жалостью и восторгом.
— Мне кажется, — говорила она, — что он что-то подозревает, что он даже знает что-то, — может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал ключ к моему столу... Я думаю, что он на все способен при его жестоком, самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почему-то следит буквально за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!
План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, — молодой, одинокий, — на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди черных кипарисов, у холодных серых волн... И она бледнела, когда я говорил: «А теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря...» В осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты — слишком великим счастьем казалось нам это.

________________

Подробнее…
В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто.
В маленьком купе первого класса, которое я заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я немедля опустил оконную занавеску и, как только носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь. Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя глаз с разнообразной толпы, взад и вперед сновавшей с вещами вдоль вагона в темном свете вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду на вокзал как можно раньше, а она как можно позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней и с ним на платформе. Теперь им уже пора было быть. Я смотрел все напряженнее — их все не было. Ударил второй звонок — я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю минуту вдруг не пустил ее! Но тотчас вслед за тем был поражен его высокой фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке, которой он, широко шагая, держал ее под руку. Я отшатнулся от окна, упал в угол дивана, рядом был вагон второго класса — я мысленно видел, как он хозяйственно вошел в него вместе с нею, оглянулся, — хорошо ли устроил ее носильщик, — и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя ее... Третий звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение... Поезд расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах... Кондуктору, который проводил ее ко мне и перенес ее вещи, я ледяной рукой сунул десятирублевую бумажку...

________________


Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.
— Я совсем не могла обедать, — сказала она. — Я думала, что не выдержу эту страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, — сказала она в первый раз говоря мне «ты». — Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через три-четыре в Геленджике... Но бог с ним, лучше смерть, чем эти муки...
Утром, когда я вышел в коридор, в нем было солнечно, душно, из уборных пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми мальвами в палисадниках... Дальше пошел безграничный простор нагих равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте...
Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что еще не знает, где останется.
Потом мы спустились вдоль берега к югу.

________________


Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы...
Я просыпался рано и, пока она спала, до чая, который мы пили часов в семь, шел по холмам в лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно, чисто и радостно. В лесах лазурно светился, расходился и таял душистый туман, за дальними лесистыми вершинами сияла предвечная белизна снежных гор... Назад я проходил по знойному и пахнущему из труб горящим кизяком базару нашей деревни: там кипела торговля, было тесно от народа, от верховых лошадей и осликов, — по утрам съезжалось туда на базар множество разноплеменных горцев, — плавно ходили черкешенки в черных длинных до земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то черное головами, с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной запутанности.
Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого завтрака. После завтрака — все жаренная на шкаре рыба, белое вино, орехи и фрукты — в знойном сумраке нашей хижины под черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, веселые полосы света.
Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте.
На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым шарфом и плакала: еще две, три недели — и опять Москва!
Ночи были теплы и непроглядны, в черной тьме плыли, мерцали, светили топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звезды и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали днем. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и горловой, заунывный, безнадежно-счастливый вопль как будто все одной и той же бесконечной песни.
Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю, быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно дробился, кипел ее блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!
Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зеленые бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки... Раз к нашему освещенному окну сбежалась целая стая их, — они всегда сбегаются в такие ночи к жилью, — мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли под блестящим ливнем и тявкали, просились к нам... Она радостно плакала, глядя на них.

________________


Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.

12 ноября 1937



Категории: Литература, Бунин
показать предыдущие комментарии (12)
02:16:46 comprachicos
А с чего вдруг она вообще должна присутствовать? Смеюсь с этого "должно".
02:20:00 чигур
правда всегда субъективна. хм. хм. мне всегда казалось, что в рецензии должно быть критическое мышление в большей степени присутствовать. Эмоции скорее как реперные точки для того, чтобы обозначить где сталкиваешься со смыслом, парадоксом чем-то важным. а потом несколько отделяешься от этого
02:30:59 comprachicos
Ты берешь выданное тебе за абсолютную истину? Как по мне, мы сейчас воду жевать пытаемся. Опора на чувствах - это субъективность в чистом виде. Ты смотришь на работу со СВОЕЙ стороны. И даже если ты рассматриваешь несколько углов этой же работы, смотрителем ты остаешься все тем же.
03:18:10 чигур
нет, я ее вообще не так чувствую, учитывая то, что для меня герой поступил так, чтобы уничтожить в себе и жену и мужа одновременно. и конечно же же "честь офицера и мужа", мне понравилась концепция такого поступка. если бы в рассказе присутствовала только одна пуля, то ничего бы...
еще...

Ты берешь выданное тебе за абсолютную истину?
нет, я ее вообще не так чувствую, учитывая то, что для меня герой поступил так, чтобы уничтожить в себе и жену и мужа одновременно.
и конечно же же "честь офицера и мужа", мне понравилась концепция такого поступка. если бы в рассказе присутствовала только одна пуля, то ничего бы интересного не вышло.
Да, пейзажи, отношения, рыдания. это было и в жизни. А вот такое!

мне казалось, что отбросить чувства - это о том, что прекратить их переживать. а опираться на их наличие можно.
Джером Сэлинджер "Человек, который смеялся" чигур в сообществе Moramo 04:43:04

Homo Agens

В 1928 году — девяти лет от роду — я был членом некой организации, носившей название Клуба команчей, и привержен к ней со всем esprit de corps. Ежедневно после уроков, ровно в три часа, у выхода школы №165, на Сто девятой улице, близ Амстердамского авеню, нас, двадцать пять человек команчей, поджидал наш Вождь. Теснясь и толкаясь, мы забирались в маленький «пикап» Вождя, и он вез нас согласно деловой договоренности с нашими родителями в Центральный парк. Все послеобеденное время мы играли в футбол или в бейсбол, в зависимости — правда, относительной — от погоды. В очень дождливые дни наш Вождь обычно водил нас в естественно-историч­еский музей или в Центральную картинную галерею.

По субботам и большим праздникам Вождь с утра собирал нас по квартирам и в своем доживавшем век «пикапе» вывозил из Манхэттена на сравнительно вольные просторы Ван-Кортлендовского­ парка или в Палисады. Если нас тянуло к честному спорту, мы ехали в Ван-Кортлендовский парк: там были настоящие площадки и футбольные поля и не грозила опасность встретить в качестве противника детскую коляску или разъяренную старую даму с палкой. Если же сердца команчей тосковали по вольной жизни, мы отправлялись за город в Палисады и там боролись с лишениями. (Помню, однажды, в субботу, я даже заблудился в дебрях между дорожным знаком и просторами вашингтонского моста. Но я не растерялся. Я примостился в тени огромного рекламного щита и, глотая слезы, развернул свой завтрак — для подкрепления сил, смутно надеясь, что Вождь меня отыщет. Вождь всегда находил нас.)

В часы, свободные от команчей, наш Вождь становился просто Джоном Гедсудским со Стейтон-Айленд. Это был предельно застенчивый, тихий юноша лет двадцати двух — двадцати трех, обыкновенный студент-юрист Нью-Йоркского университета, но для меня его образ незабываем. Не стану перечислять все его достоинства и добродетели. Скажу мимоходом, что он был членом бойскаутской «Орлиной стаи», чуть не стал лучшим нападающим, почти что чемпионом американской сборной команды 1926 года, и что его как-то раз весьма настойчиво приглашали попробовать свои силы в нью-йоркской бейсбольной команде мастеров. Он был самым беспристрастным и невозмутимым судьей в наших бешеных соревнованиях, мастером по части разжигания и гашения костров, опытным и снисходительным подателем первой помощи. Мы все, от малышей до старших сорванцов, любили и уважали его беспредельно.

Я и сейчас вижу перед собой нашего Вождя таким, каким он был в 1928 году. Будь наши желания в силах наращивать дюймы, он вмиг стал бы у нас великаном. Но жизнь есть жизнь, и росту в нем было всего каких-нибудь пять футов и три-четыре дюйма. Иссиня-черные волосы почти закрывали лоб, нос у него был крупный, заметный, и туловище почти такой же длины, как ноги. Плечи в кожаной куртке казались сильными, хотя и неширокими, сутуловатыми. Но для меня в то время в нашем Вожде нерасторжимо сливались все самые фотогеничные черты лучших киноактеров — и Бака Джонса, и Кена Мейнарда, и Тома Микса.
Подробнее…
К вечеру, когда настолько темнело, что проигрывающие оправдывались этим, если мазали или упускали легкие мячи, мы, команчи, упорно и эгоистично эксплуатировали талант Вождя как рассказчика. Разгоряченные, взвинченные, мы дрались и визгливо ссорились из-за мест в «пикапе», поближе к Вождю. В «пикапе» стояли два параллельных ряда соломенных сидений. Слева были ещё три места — самые лучшие: с них можно было видеть даже профиль Вождя, сидевшего за рулем. Когда мы все рассаживались, Вождь тоже забирался в «пикап». Он садился на свое шоферское место, лицом к нам и спиной к рулю, и слабым, но приятным тенорком начинал очередной выпуск «Человека, который смеялся». Стоило ему начать — и мы уже слушали с неослабевающим интересом. Это был самый подходящий рассказ для настоящих команчей. Возможно, что он даже был построен по классическим канонам. Повествование ширилось, захватывало тебя, поглощало все окружающее и вместе с тем оставалось в памяти сжатым, компактным и как бы портативным. Его можно было унести домой и вспоминать, сидя, скажем, в ванне, пока медленно выливается вода.

Единственный сын богатых миссионеров, Человек, который смеялся, был в раннем детстве похищен китайскими бандитами. Когда богатые миссионеры отказались (из религиозных соображений) заплатить выкуп за сына, бандиты, оскорбленные в своих лучших чувствах, сунули голову малыша в тиски и несколько раз повернули соответствующий винт вправо. Объект такого, единственного в своем роде, эксперимента вырос и возмужал, но голова у него осталась лысой, как колено, грушевидной формы, а под носом вместо рта зияло огромное овальное отверстие. Да и вместо носа у него были только следы заросших ноздрей. И потому, когда Человек дышал, жуткое уродливое отверстие под носом расширялось и опадало, в моем представлении, словно огромная амеба. (Вождь скорее наглядно изображал, чем описывал, как дышал Человек). При виде страшного лица Человека, который смеялся, непривычные люди с ходу падали в обморок. Знакомые избегали его. Как ни странно, бандиты не гнали его от себя — лишь бы он прикрывал лицо тонкой бледно-алой маской, сделанной из лепестков мака. Эта маска не только скрывала от бандитов лицо их приемного сына — благодаря ей они всякий раз знали, где он находится: по вполне понятной причине от него несло опиумом.

Каждое утро, страдая от одиночества, Человек прокрадывался (конечно, грациозно и легко, как кошка) в густой лес, окружавший бандитское логово. Там он дружил со всяким зверьем: с собаками, белыми мышами, орлами, львами, боа-констрикторами, волками. Мало того, там он снимал маску и со всеми зверями разговаривал мягким, мелодичным голосом на их собственном языке. Им он не казался уродом.

Вождю понадобилось месяца два, чтобы дойти до этого места в рассказе. Но отсюда он стал куда щедрее разворачивать события перед восхищенными команчами.

Человек, который смеялся, был мастером подслушивать и вскоре овладел всеми самыми сокровенными тайнами бандитской профессии. Но об этих приемах он был не слишком высокого мнения и незамедлительно изобрел собственную, куда более эффективную систему: сначала изредка, потом чаще он стал разгуливать по Китаю, грабя и оглушая людей, — убивал он только в случае крайней необходимости. Своими изворотливыми и хитрыми преступлениями, в которых, как ни удивительно, проявлялось его исключительное благородство, он завоевал прочную любовь простого народа. Как ни странно, его приемные родители (те самые бандиты, которые толкнули его на стезю преступлений) узнали о его подвигах чуть ли не последними. А когда узнали, их охватила черная зависть. Ночью они гуськом продефилировали мимо постели Человека, думая, что, одурманенный ими, он спит глубоким сном, и по очереди вонзали в тело, покрытое одеялами, свои ножи-мачете. Но жертвой оказалась мамаша главаря банды, чрезвычайно сварливая и неприятная особа. Этот случай только распалил бандитов, жаждавших крови Человека, который смеялся, и в конце концов ему пришлось запереть свою банду в глубокий, но вполне комфортабельно обставленный мавзолей. Изредка они удирали оттуда и мешали ему жить, но все же убивать их он не желал. (Эта его нелепая жалостливость бесила меня до чертиков).

Вскоре Человек, который смеялся, стал регулярно пересекать китайскую границу, попадая прямо в Париж, французский город, где он при всей своей скромности любил с гениальной изобретательностью изводить некоего Марселя Дюфаржа, всемирно известного сыщика, чахоточного, но весьма остроумного господина. Дюфарж и его дочка (очаровательная, хоть и двуличная девица) стали злейшими врагами Человека. Много раз они пытались провести и поймать его. Человек вначале поддавался им из чисто спортивного интереса, но потом исчезал без следа, так что никто не мог догадаться, каким образом он удрал. Только изредка он оставлял прощальную записочку в системе парижской канализации, и она незамедлительно доставлялась Дюфаржу в собственные руки. Семья Дюфаржей проводила невероятное количество времени, шлепая по трубам парижской канализации.

Вскоре Человек, который смеялся, стал единоличным владельцем самого грандиозного состояния в мире. Большую часть он анонимно пожертвовал монахам одного местного монастыря — смиренным аскетам, посвятившим жизнь дрессировке немецких овчарок. Остатки своего богатства Человек вкладывал в бриллианты, он небрежно опускал их в изумрудных сейфах на дно Черного моря. Личные его потребности были до смешного ограничены. Он питался исключительно рисом с орлиной кровью и жил в скромном домике, с подземным тиром и гимнастическим залом, на бурном береге Тибета. С ним жили четверо беззаветно преданных сообщников: легконогий гигант волк, по прозванию Чернокрылый, симпатичный карлик, по имени Омба, великан монгол, по имени Гонг (язык ему выжгли белые люди), и несказанно прекрасная девушка-евразийка, которая из неразделенной любви к Человеку и постоянного страха за его личную безопасность иногда не брезговала даже нарушением законности. Человек отдавал распоряжения своей команде из-за черной шелковой ширмы. Даже Омбе, симпатичному карлику, не надо было видеть его лицо.

Я мог бы буквально часами — не бойтесь, не буду! — водить вас, читатель, насильно, если понадобится, взад и вперед, через китайско-парижскую границу. До сих пор я считаю Человека, который смеялся, кем-то вроде своего героического предка, ну, скажем, Роберта Э. Ли. Но эти нынешние мечты и сравнить нельзя с теми, что владели мною в 1928 году, когда я считал себя не только прямым потомком Человека, но и его единственным живым и законным наследником. В том, 1928 году я был вовсе не сыном своих родителей, но дьявольски хитрым самозванцем, выжидавшим малейшего просчета с их стороны, чтобы тут же, лучше без насилия, хотя и оно не исключалось, открыть им свое истинное лицо. Но, не желая разбить сердце своей мнимой матери, я предполагал наградить её в моем преступном мире каким то, пока неопределенным, но, несомненно, королевским званием. Однако самым главным для меня в 1928 году была постоянная бдительность. Играть им всем на руку. Чистить зубы, причесываться. Изо всех сил скрывать свой природный, дьявольски жуткий смех.

В действительности я был далеко не единственным живым потомком и законным наследником Человека, который смеялся. В клубе было двадцать пять команчей, двадцать пять живых потомков и законных наследников Человека, и мы все зловещими незнакомцами кружили по городу, чуя возможного врага в каждом лифте, сдавленным, но отчетливым шепотом отдавали приказания на ухо своему спаниелю и, вытянув указательный палец, брали на мушку учителей арифметики. И напряженно, неустанно выжидали, когда же наконец представится случай вселить ужас и восхищение в чью-то простую душу.

Однажды, в февральский день, открывший сезон бейсбола для команчей, я узрел новое украшение в машине нашего Вождя. Над зеркальцем ветрового стекла появилась маленькая фотография девушки в студенческой шапочке и мантии. Мне показалось, что эта фотография нарушает общий, чисто мужской стиль нашего «пикапа», и я прямо спросил Вождя, кто это такая. Сначала он помялся, но наконец открыл мне, что это девушка. Я спросил, как её зовут. Помедлив, он нехотя ответил: «Мэри Хадсон». Я спросил: в кино она, что ли? Он сказал — нет, она училась в университете, в Уэлсли-колледже. После некоторого размышления он добавил, что Уэлсли-колледж — очень знаменитый колледж. Я спросил его — зачем ему эта карточка тут, в нашей машине? Он слегка пожал плечами, словно хотел, как мне показалось, создать впечатление, что фотографию ему вроде как бы навязали.

Но в ближайшие две-три недели эта фотография, силой или случаем навязанная нашему Вождю, так и оставалась в машине. Её не выметали ни с конфетными бумажками, где был изображен Бэб Рут, ни с палочками от леденцов. И мы, команчи, как-то к ней привыкли. Постепенно мы её стали замечать не больше чем спидометр.

Но однажды по дороге в парк Вождь остановил машину на Пятой авеню в районе Шестидесятых улиц, более чем в полумили от нашей бейсбольной площадки. Двадцать непрошеных советчиков тут же потребовали объяснений, но Вождь промолчал. Вместо ответа он принял обычную позу рассказчика и не ко времени стал нас угощать продолжением истории Человека, который смеялся. Но не успел он начать, как в дверцу машины постучались. В тот день все рефлексы нашего Вождя были молниеносными. Он буквально перевернулся вокруг собственной оси, дернул ручку дверцы, и девушка в меховой шубке забралась в наш «пикап».

Сразу, без раздумья, я вспоминаю только трех девушек в своей жизни, которые с первого же взгляда поразили меня безусловной, безоговорочной красотой. Одну я видел на пляже в Джонс-Бич в 1936 году — худенькая девочка в черном купальнике, которая никак не могла закрыть оранжевый зонтик. Вторая мне встретилась в 1939 году на пароходе, в Карибском море, — она ещё бросила зажигалку в дельфина. А третьей была девушка нашего Вождя — Мэри Хадсон.

— Я очень опоздала? — спросила она, улыбаясь Вождю.

С тем же успехом она могла бы спросить: «Я очень некрасивая?»

— Нет! — сказал наш Вождь. Растерянным взглядом он обвел команчей, сидевших поблизости от него, и подал знак — уступить место. Мэри Хадсон села между мной и мальчиком по имени Эдгар — фамилии не помню — у его дяди лучший друг был бутлегером. Мы потеснились ради нее как только могли. Машина двинулась, вильнув, будто её вел новичок. Все команчи, как один человек, молчали.

На обратном пути к нашей обычной стоянке Мэри Хадсон наклонилась к Вождю и стала восторженно отчитываться перед ним — на какие поезда она опоздала и на какой поезд попала; жила она в Дугластоне, на Лонг-Айленде.

Наш Вождь очень нервничал. Он не только никак не поддерживал разговор, он почти не слушал, что она говорила. Помню, что головка с рычага переключения передач отлетела у него под рукой.

Когда мы вышли из «пикапа», Мэри Хадсон тоже увязалась за нами. Не сомневаюсь, что, когда мы подошли к бейсбольной площадке, на лицах всех команчей читалась одна мысль: «Есть же такие девчонки, не знают, когда им пора убираться